Зинаида Гиппиус, Достоевский и Гоголь, русский авангард и кубизм, детские прозвища и отношения с религией - обо всем этом Франческа рассказала нам в эксклюзивном интервью перед визитом в Москву.

 

Франческа, здравствуйте! Первый вопрос, пусть банальный, но, скажем так, обязательный - скажите, как Вы поняли, что парфюмерия – это «ваше все»? Вы пришли к этой мысли сразу, или успели попробовать себя в каких-либо других сферах деятельности?

Знаете, я с детства знала, что моя жизнь так или иначе будет связана со сферой красоты и стиля! Моя фамилия «oro» в переводе с итальянского означает «золото» - и это очень символично, ведь я родилась в семье потомственных ювелиров! И дома у нас всегда была особая атмосфера – творчества и праздника. Родители, конечно, хотели, чтобы я продолжила династические традиции и посвятила себя работе с драгоценностями, но меня всегда больше манила индустрия моды – мир красивой одежды и красивых людей.

Я всегда была такой… неугомонной - ненасытной до знаний и новых впечатлений – и после университета устроилась на работу сразу не в одну, а в несколько модных компаний. Работы было очень много – я занималась буквально всем – разработкой макетов, контролем технологических процессов… Да, было непросто, но приобретенный опыт вскоре позволил мне открыть свой, личный бутик. Свое дело потребовало новых знаний – и я стала углубленно изучать историю стиля, моды, и в том числе - историю парфюмерии.

 

Каково ваше образование? Где вы учились?

Я окончила лингвистическую гимназию Комо, после нее - университет IULM в Милане, по специальности маркетинг и связи с общественностью.

 

В одном из интервью Вы упоминали о своей любви к русской литературе XIX века. Кого из авторов Вы могли бы выделить особо?

Если говорить о литературных направлениях, то в детстве я любила романтические произведения, в юности пристрастилась к философским, в последние же годы предпочитаю реализм. Одной из моих любимых писательниц является Зинаида Гиппиус, её произведение “Вечная женственность” – действительно нечто особенное! Кроме нее, я восхищаюсь Ириной Немировской, автором романов “Люкс франсез” и “Давид Голдер”. Ну и конечно же – не буду оригинальной, но все же я очень люблю произведения Гоголя, Льва Толстова и Федора Достоевского – особенно «Анну Каренину» и «Преступление и наказание».

 

Сначала Вы выпускали ароматы во флаконах классического дизайна. Почему Вы решили изменить дизайн флаконов?

Процесс запуска именной парфюмерной коллекции был очень сложным и длительным. Всю свою энергию я истратила на разработку композиций, их звучанию – и, откровенно говоря, на разработку дизайна флаконов на тот момент просто не хватило сил.

«Переломным моментом» стал разговор с моей подругой – и по совместительству дизайнером Соней Педрацци. Она смогла доказать мне, что форма в данном случае не менее важна, чем содержимое. Она смогла уловить суть того послания, которое я закладывала в ароматы, придать ему видимую, материальную форму.

Мы решили сделать уникальные флаконы, повторяющие форму драгоценных камней, используемых для инкрустации ювелирных изделий – как напоминание о фамильном деле. Именно поэтому мы огранили их с одной стороны и оставили гладкими с другой.

Ассиметричный рисунок граней флакона и коробки создан под вдохновением от творчества Тамары де Лемпицка – художницы, объединившей в своих работах сразу несколько стилей живописи – и маньеризм, и кубизм, и арт-деко. Ее картины многогранны и неповторимы, как сущность каждой женщины – и как мои ароматы, объединяющие своеобразные и неоднозначные компоненты в единое гармонично звучащее ароматное целое.

 


Как зовут парфюмера, разработавшего композиции? Или, может быть, Вы сотрудничали сразу с несколькими мастерами?

Вся творческая часть процесса лежала на мне - идею звучания каждого аромата я разрабатывала самостоятельно. За техническую же сторону вопроса, конечно, отвечали специалисты.

Я искала лучших из лучших – и я их нашла. Моими соавторами стали признанные мастера парфюмерного дела – парфюмеры знаменитого французского концерна Robertet. Какие-то ароматы мы создали втроем – в их числе Fleurdenya, какие то – например, Francine – вдвоем. Я не могу выделить кого то одного – у нас была настоящая команда единомышленников!

 

Планируете ли Вы выпуск новых ароматов?

Мои ароматы – это парфюмерный рассказ о моей жизни - каждый аромат олицетворяет определенный этап. И конечно, мне есть, о чем рассказать – в перспективе выпуск еще как минимум двух композиций. Но подробно я о них рассказывать пока не хочу – основная часть работы еще впереди и первоначальные идеи могут измениться самым кардинальным образом!

Я очень деятельный человек – и я черпаю вдохновение во всем, что меня окружает. Но вдохновение не приходит по приказу! Я не могу заставлять себя творить. И мне все таки кажется, что нишевая парфюмерия – не та сфера, в которой можно что-то планировать, она не связана с глобальной парфюмерной индустрией и не зависит от изменчивых тенденций и модных веяний.

 

В Вашей коллекции есть аромат, который Вы могли бы назвать любимым?

Это сложный сложный вопрос! Но, бесспорно, особые чувства связывают меня с Ambrosine – ведь это мой парфюмерный дебют, первый аромат, который я создала. Да и момент жизни, которому он посвящен, тоже очень дорог для меня.Еще в какой то степени я могу выделить Page 29 – мой парфюмерный автопортрет, мое ароматное эго. Его композиция построена на игре, борьбе контрастных настроений – так же, как и мой многогранный характер, удивляющий порой даже меня саму.

 

Какие из ароматов Вашей коллекции предназначены для мужчин, а какие для женщин?

Я не делю свои ароматы на мужские или женские!

Уж что-что, а свой, индивидуальный запах люди должны выбирать самостоятельно, полагаясь только на свои ощущения и желания, а не на чьи-то подсказки и тем более указания! Конечно, какие-то из ароматов более нежные и утонченные, чем другие – и на основании этого их можно назвать «женственными». Какие-то, напротив, более брутальные, громкие, сильные, а значит, более «мужественные» - к ним я бы отнесла Page 29 с его своеобразными аккордами кожи и Francinе, выделяющийся пронзительной, прямолинейной, даже чуть грубоватой свежестью трав.
Также мужчинам может понравиться древесный, с мягкой кофейной горчинкой White Plumage.

 

Вы сами придумали названия своих ароматов? С чем они связаны?

Да, сама. В отличии от имени человека, которое может подходить ему или нет (ведь оно дается при рождении, когда еще неясно, каким станет его обладатель), название аромата обязательно должно быть связано с его звучанием.
Ambrosine – фантазийное женское имя, образованное от слова «амбра» - ведь именно она вместе с розой и специями определяет характер композиции.
Francine («француженка») – мое детское прозвище. Много лет назад, еще будучи ребенком, я путешествовала по Корсике и Сардинии, и именно так меня называли местные жители. Он посвящен тем самым воспоминаниям из детства и в его звучании слышится прохлада островного средиземноморского ветра.
White Plumage («белое оперение») назван философски. Благоухающий белой древесиной и смолами, он символизирует чистоту, легкость, свежесть. Невесомые перья и вата, белоснежный кашемир, воздушные воспоминания о чем-то светлом и добром.
Аромат Lullaby («колыбельная») очень нежный, спокойный, вкрадчивый – словно голос женщины, напевающий колыбельную своему ребенку.
Page 29 («страница номер 29») – лист из моего личного дневника, отражение моего внутреннего мира. Аромат, навевающий воспоминания, заставляющий вспомнить приятные мгновения прошлого.
Fleurdenya –вымышленный термин, объединяющий слова «цветы» и «гардения». Получившееся в итоге эффектное название символизирует суть композиции – головокружительной цветочной феерии, бала цветов, королевой которого является Её Величество Гардения.
Название Envoutant (в переводе с французского – «завораживающий») привлекает внимание и интригует – как и сам аромат, объединяющий в своем звучании таинственную томность Востока и эпатажную экстравагантность Запада. Его образ очень неоднозначный - одновременно возбуждает и бодрит, и в то же время умиротворяет и успокаивает.

 

Вы можете сказать, чему или кому именно посвящен тот или иной аромат, что стало источником вдохновения в каждом конкретном случае?

Ambrosine – аромат уюта, спокойствия и гармонии. Аромат, похожий на тот, которым пользовалась моя мама.
Francine – мои парфюмерные воспоминания о поездке по островам Средиземноморья - свежий воздух, сочная зелень, ощущение безграничной пьянящей свободы.
White Plumage – попытка передать ощущения от посещения храма. Нет-нет, в нем нет абсолютно ничего церковного. Я попыталась передать ощущение торжественности, спокойствия, гармонии, настоящего праздника не тела, но души.
Lullaby – аромат лета, беззаботного игривого настроения. Если бы можно было выбрать его «лицо» - мой выбор бы остановился на Лолите Набокова. И я помню момент, когда ко мне пришла идея создать его – был теплый летний день, я сидела на пляже и наблюдала за игрой солнечных лучей. Они словно резвились среди бутонов кувшинок, перескакивая с листа на лист. И мне вдруг стало так радостно, так легко! В аромате я постаралась воссоздать это нежное, едва уловимое ощущение абсолютного, возникшего внезапно и ниоткуда, счастья.
Page 29, соединяет воедино утонченное звучание ладанника и яркие цветочные аккорды. Он олицетворяет очень ценный, очень дорогой для меня момент жизни – именно поэтому цветы в нем не нежные и деликатные, а сочные, провокационно-громкие. Это самый неоднозначный, самый противоречивый и непредсказуемый аромат коллекции – попробуйте нанести его на кожу, и вскоре Вы поймете, о чем я.
Fleurdenya – воспоминания о моем визите в Великобританию - прогулке по цветочному рынку Коламбия-Роуд и отдыху на Площади Винтаж. Рынок проходит каждое воскресенье в пригороде Лондона – и там царит настоящий карнавал для рецепоров – по крайней мере мои были буквально обескуражены количеством притягательных ароматов, не зная, на какие именно обратить внимание! На площади же меня окружали заросли белых цветов и атмосфера здесь была совершенно иная – камерная, спокойная. И мне захотелось соединить два настроения, два обонятельных мира – в ярком, естественно цветочном, аромате. Вот уж не думала, что Лондон будет ассоциироваться у меня с цветами, но это именно так!
Envoutant – аромат, рассказывающий о встрече – страстной и чувственной. Встрече двух душ, сердец и тел. Вдохновением для меня послужила книга «Письма Анаис Нин и Генри Миллер» - история мучительной, но бесконечно прекрасной любви.

 

Можно ли выделить в каких-либо ароматах основные, лидирующие ноты или оттенки? Или, может быть, у Вас есть какие-то особые ингредиенты, объединяющие все ароматы коллекции?

Конечно, все мои ароматы в чем то похожи. Я создавала их по одним законам. Так, например, в каждом из них очень яркие, составленное из цветочных аккордов, сердечные ноты – настоящие цветочные букеты! Я выбираю только лучшее сырье, учитывая все особенности ингредиентов, обращая внимание на мельчайшие нюансы – ведь все они влияют на общее звучание композиции. Поверьте, уж в этом вопросе я действительно компетентна, я изучала эту область много лет и окончила несколько профильных программ и курсов. Так, например для аромата Ambrosine я использовала амбру и болгарскую розу – именно болгарскую, очень мягкую, но при этом темпераментную. Характер аромата Francine определяет сложный дуэт звонкого гальбанума и приглушенной амбры. Мягкость звучания White Plumage достигнута за счет соединения классических древесных аккордов с благородной густотой смол и томностью благовоний. Игривое трио - сочные фрукты, яркие цветы и гурманская ваниль, создает настроение праздника в композиции Lullaby. А в композиции Fleurdenya – настоящий цветочный фестиваль, главные роли в котором отданы жасмину, туберозе, иланг-илангу и, конечно же, гардении – обращу Ваше внимание на то, что я сознательно выбирала цветы именно белых оттенков! Аромат Envoutant – самый пикантный, самый загадочный – ведь в нем сражаются за лидерство гурманская пудровость бобов тонка и бурбонской ванили, изысканная утонченность розы и жасмина-самбак и бесконечно харизматичные, вызывающе роскошные аккорды удового дерева. Ну и наконец в аромате Page 29 цветочная фривольность уравновешена благородными нотами мягкой кожи и лабданума.

Ароматы очень разные, необыкновенно многогранные, но все они схожи в одном – все они являются частичкой меня, фрагментами моей души. И я безумно люблю каждый из них – люблю, и горжусь ими, как собственными детьми!

 

Поражающие воображение, экстравагантные и провокационные ингредиенты образуют необыкновенную по ...
Аромат-загадка. При первом же знакомстве он вызывает целую гамму эмоций - очаровывает сложностью и ...
Позвольте Вашей индивидуальности раскрыться в полную силу вместе с провокационным ароматом, ...
Преображение легенды - головокружительный симбиоз восточного темперамента и европейской ...
Утонченная композиция Art& Silver&Perfume объединяет щедрое великолепие Востока и сдержанную ...
Завораживающий шепот восточной ночи в изысканной французской интерпретации. Озорное кокетство ...
Секрет феноменального успеха аромата Black Cube - абсолютное единство великолепной формы и ...
Смелое сочетание радикальных контрастов - дерзких специй и изысканных цветов, благородного сандала ...
Настоящий гимн чарующей женственности, воплощенный в изысканном переплетении ярких экзотических и ...
Завораживающий круговорот сменяющих друг друга настроений увлекает Вас в волшебный мир грёз и ...