Парфюмер, создатель аромата "Mendittorosa Odori D'Anima"

Всего лишь пару столетий назад стать парфюмером было гораздо сложнее, чем сейчас. Сегодня для этого достаточно окончить ISIPCA, Международный высший парфюмерно-косметический институт в Версале, или, на крайний случай - профильные курсы, купить специализированную тематическую литературу и душистые материалы. Раньше же двери в парфюмерный мир были открыты только "для своих" - секреты мастерства передавали от отца к сыну, а рецептуры и технологии строго охраняли. Большинство мастеров прошлого являются наследниками дела своих предков, продолжателями парфюмерных династий - в их числе Робер, Крид, Брокар, Польж, Эллена, Кресп и многие, многие другие.

Образцом "парфюмерной преемственности" является история компании Guerlain - на протяжении практически 200 лет с момента основания бизнес находился в руках одной семьи, а должность главного парфюмера наследовалась. И, несмотря на то, что в 1994-ом году контрольный пакет акций бренда был продан концерну LVMH, династия не прервалась - внук знаменитого Жана-Поля Герлена, автора таких шедевров как Parure, Samsara, Vetiver, Habit Rouge, сейчас учится в парфюмерной школе. Да и владелица нишевого бренда своего имени Патрисия Николаи не скрывает своей принадлежности к знаменитой фамилии.

И в этой преемственности нет совершенно ничего удивительного - понятие наследственности никто не отменял, почему бы и обостренному обонянию не передаваться из поколения в поколение? Кроме того, с раннего детства живя в мире экстрактов, эссенций и масел, красивых флаконов и прекрасных запахов, сложно остаться равнодушным. В памяти постепенно - пусть и фрагментарно - потихоньку откладываются знания. А в сердце поселяется любовь. Даже страсть - к волшебной, ни на что похожей, неосязаемой и невидимой сфере деятельности.

Именно таким путем пришел в профессию и Лука Маффеи. Его отец Марко более чем три десятилетия жизни посвятил работе в области производства парфюмерных компонентов - мало кто знает о них больше, чем он!

На протяжении всех этих лет его другом, соратником и коллегой Марко был Мауриццио, представитель парфюмерной династии Черицца. Его отец Аурелио работал в EMA, одной из немногих итальянских компаний для переработки и извлечения эфирных масел, а в 1966 основал собственную компанию Cerizza Spa, специализирующуюся на производстве парфюмерного сырья, довольно быстро прославившуюся благодаря высочайшему качеству продукции далеко за пределами Италии.

В 2011 году Марко и Мауриццио решили, что пришла пора работать со своим материалом на своей территории - и основали свою, личную компанию по созданию ароматов - Atelier Fragranze Milano. Через некоторое время к ним присоединился и Лука.

(И, кстати, есть все шансы, что вскоре его примеру последует и сын Мауриццио - Мартино, ведь и он тоже посвятил себя парфюмерии и, помимо, создания ароматов, принимает активное участие в организации фестиваля Smell в Болонье, в рамках которого читает лекции и рассказывает слушателям о секретах парфюмерного искусства, а также преподает в Фармакологическом Университете города Феррара).

Но пока их трое - Марко, Мауриццио и Лука, и вместе они стремительно взбираются на парфюмерный олимп! Правда, Мауриццио уже 30 лет как с него не сходит - за годы практики он создал более чем 100 ароматов, большинство из которых - безусловные хиты! Можно сказать, что он протянул Луке руку - и хватка молодого парфюмера оказалась очень крепкой! 

За пять лет Лука создал более 50 работ (перечень - на FIFI https://fifi.ru/luca-maffei.html) , среди которых не только духи, но и парфюмированные свечи. Два раза подряд он выиграл конкурс "The Art and Olfaction Award" (2016 за аромат Nea Jul et Mad, в 2015 - за Black Pepper and Sandalwood для Acca Kappa). И он явно не собирается останавливаться на достигнутом, более того - стремится вверх с просто астрономической скоростью: если среди премьер ESXENCE-2016 было 2 созданных им аромата, то в 2017 году - целых 12! И все, без исключения, удивительно хороши!!!

О своих планах и идеях Лука рассказал в интервью для AROMO.RU:

"С какими основными проблемами, как парфюмер, Вы сталкиваетесь при создании ароматов?

Лука Маффеи (Л.М.): Главная задача и трудность состоит в том, чтобы каждый день играть со своим воображением. Мне нужно постоянно уметь трансформировать образ, идею или чувство в аромат, который передает мое намерение и видение парфюмерной композиции тем, кто будет чувствовать запах этих духов.

Какие основные новые задачи появились в парфюмерной отрасли в настоящий момент?

Л.М.: Сегодня отрасль всё больше насыщается новыми выпусками ароматов, поэтому, на мой взгляд, одной из ключевых задач является добавление в них оригинальности с помощью уникальных ольфактивных подписей. Этого можно добиться, обращая внимание на новые неизвестные материалы и новые технологии экстракции, такие, как абсолют кофе, цветы имбиря, абсолют какао и другие, а также используя новые синтетические молекулы для придания особого аромата.



Можете рассказать один из последних случаев своей практики, когда вам пришлось преодолевать такую проблему при создании парфюмерной композиции, которую вы считали неразрешимой? Как она возникла, и как Вам удалось с ней справиться?

Л.М.: Я работал над нотами шампанского, и моя идея заключалась в том, чтобы создать настоящий запах шампанского с таким горьким и пыльным эффектом в тот момент, когда вы только что открыли бутылку, и газ вместе с пузырьками вышли наружу. У других парфюмов, в которых есть аромат шампанского в пирамиде, они часто встречаются с эффектом пряных нот, которые вызывают искрящиеся ощущения.

После огромного количества исследований я обнаружил редкий пивной экстракт у компании  Charabot. Он удивительно горький, пудровый, с такой немного пыльной нотой, и получается из чрезвычайно концентрированного экстракта хмеля. И он идеально подошел для воссоздания дрожжевой ноты шампанского.



С какими материалами Вам труднее всего работать и почему? Как Вы используете их в своей практике, и как справляетесь с трудностями, связанными с ними?

Л.М.: Иногда очень сложно работать с натуральными компонентами, поскольку они могут быть очень дорогими и иметь удивительно сложный обонятельный характер. Я столкнулся с множеством проблем, работая с абсолютом итальянского ириса. Мне действительно нравится его изысканность и элегантность, которую он придаёт ароматам. Мне надо было сделать его основной нотой определенного проекта парфюма, поэтому я начал окружать ирис другими натуральными компонентами и некоторыми интенсивными синтетическими молекулами, но результат был ужасным.



Эта нота казалась мне недоступной. Поэтому я начал переосмысливать формулу необычным способом, используя, вначале, низкую дозу слабых ароматов, и, затем, нашел идеальный баланс и с тяжелыми аккордами. Это было похоже на прогулку вверх тормашками, но конечный результат получился именно тот, который я искал!

А есть материалы, которые Вас удивили? Возможно, какие-то популярные ингредиенты, с помощью которых у Вас получилось создать ароматы, которые вы считали невозможными?

Л.М.: У парфюмера для работы доступно несколько тысяч нот. И в процессе своей карьеры каждый выбирает из этой палитры определенные аккорды, которые больше всех ему нравятся, создавая, тем самым, свою уникальную палитру. Существует много очень функциональных материалов, которые можно использовать во множестве композиций.

Лично для меня, одним из таких материалов является молекула hedione high cis – интенсивная цветочная нота, напоминающая запах цветов магнолии. Её можно использовать в высоких концентрациях для увеличения насыщенности аромата цветочных букетов, или для того, чтобы придать ощущение округлости цветочным аккордам, таким как жасмин, лотос, нарцисс или пион. Кроме того, её можно использовать для придания глубины древесным нотам, или в создании искрящегося запаха сочных фруктов.



После двух побед подряд премии Института Искусства и Обоняния в Лос-Анжелесе “Art and Olfaction Award” в категории Independent (в 2016 году - аромат Nea для бренда Jul et Mad и в 2015 году парфюм Black Pepper & Sandalwood для марки Acca Kappa), как Вы думаете, почему Ваш стиль создания ароматов понравился членам жюри?
  
Л.М.: Для меня это большая честь, ведь ароматы премии “Art and Olfaction Awards” являются единственными парфюмами, которые оцениваются полностью “вслепую” – судьи не знают ни названия аромата, ни какой парфюмер его создал, вплоть до финального тура.

Эта награда основана на нескольких ключевых факторах, таких как первое краткое знакомство, первое впечатление об аромате, шлейф и, наконец, то, что называют “фактором Х” или изюминкой парфюма. Это функции, которые я всегда специально стараюсь передать в своих творениях.

В то время, когда Вы создали оба этих аромата, Вы думали, что уже создали свои лучшие композиции?

Л.М.: Нет, конечно. Мне всегда сложно оценивать своё собственное творчество и быть самокритичным. В процессе создания духов мной часто, в большей степени, руководят эмоции, чем технические аспекты. Обычно, я работаю вместе с оценщиком, который помогает мне в доработке аромата. Создание парфюма – это командная работа.

Кажется ли Вам, что эти 2 аромата, которые принесли вам победу, как-то отличаются от других ваших парфюмов?

Л.М.: Ну, все духи, которые я создаю, отличаются друг от друга, а также истории, которые они рассказывают. Мне кажется, что эти 2 аромата просто затронули сердца большего количества людей. Я считаю, что все виды искусства - это нечто очень субъективное, и поэтому художественный успех парфюма, со временем, определяется только теми, кто живет этим ароматом и заново переживает ощущения, созданные парфюмом.



Можете объяснить, что представляют собой ароматы Black Pepper & Sandalwood и Nea не как парфюмер, а описать их в рамках определенной разновидности искусства?

Л.М.: Для меня ответ на этот вопрос очень сильно зависит от того, насколько успешно и красиво данный аромат сообщает своё изначальное вдохновение – первое краткое впечатление от знакомства с ним. Я всегда стараюсь перенести те же эмоции, которые чувствую, создавая композицию, в обонятельный опыт этого аромата.

Духи могут рисовать как великолепный образ древней Византии (в случае с парфюмом Nea), так и рассказывать милую, очаровательную историю об итальянской культуре и традициях (аромат Black Pepper & Sandalwood). Я всегда задаюсь вопросом, может ли владелец парфюма представить себе обонятельный образ моих идей этого аромата в своей голове, и чувствует ли он те же эмоции, которые вызывает у меня этот парфюм. Надеюсь, что духи Nea и Black Pepper & Sandalwood могут это делать.

Что, по Вашему мнению, можно назвать творчеством в парфюмерии в наше время?

Л.М.: Несомненно, сейчас творчеством можно назвать эксперименты с новыми нотами или новыми комбинациями ингредиентов, которые раньше никогда не проводились. Также можно ставить опыты с разной степенью дозировки компонентов, или, ради эксперимента, использовать то же самое сырьё, но увеличить его дозировку, например, в 10 раз, чего ещё раньше не делали. И подобных ароматов уже много.

 Создание аромата для небольшой частной парфюмерной марки обладает как преимуществами, так и недостатками. Можете подробней рассказать об этом? И какой будет разница в конечной композиции, если её создавать для маленькой фирмы, или для крупного популярного бренда?

 Л.М.: Работа в небольшой компании означает, что легче по-настоящему добиться художественного аспекта парфюмерии, который всегда отличается собственным уникальным стилем, например создание ароматов таких великолепных парфюмеров, как Жан-Поль Герлен (Jean-Paul Guerlain) или Мишель Рудницка (Michel Roudnitska). Я рассматриваю это как несомненное преимущество, поскольку, в этом случае, ваша палитра ингредиентов “открыта” - вы не ограничены определенным набором нот вашего крупного бренда и можете проводить достаточно экспериментов, а также вести самостоятельно переговоры с поставщиками сырья для того, чтобы выбрать лучшие ингредиенты для каждого проекта аромата, над которым вы работаете.

С другой стороны, работа в крупной компании имеет свои преимущества: это даёт возможность выбора больших ресурсов, которые предназначены для исследования ингредиентов, а затем проведение испытаний по созданию новых ароматических молекул. В этом случае авторство в создании парфюма разделяют многие люди, поскольку на крупном предприятии – это командная работа с участием большого числа людей. Но, с другой стороны, работа в более крупной сети по созданию аромата, позволяет парфюмерам делиться идеями и мыслями друг с другом и с другими квалифицированными специалистами. Это обогащает опыт.


Что вы думаете о повторении снова тех же аспектов в ароматах в наши дни? Считаете это проблемой?

Л.М.: Нет, я не считаю это проблемой. Парфюмерия сегодня похожа на работу в индустрии моды, с ингредиентами, которые считаются модными, а также с теми нотами, которые оставались невостребованными в течение некоторого продолжительного времени. Мастерство парфюмера сегодня – это следовать тенденциям рынка и вкусам потребителей, но со свойственной ему оригинальностью и уникальностью.

Какие три ноты, по Вашему мнению, можно добавить при создании аромата, чтобы он точно получился хорошим?

Л.М.: Специи, чтобы придать композиции динамичный характер. Синтетические молекулы, отражающие оттенки аромата сандалового дерева, такие как javanol, для создания объемности, насыщенности и более длинного шлейфа. А также кожаные акценты, которые добавляют в парфюм уникальность и харизматичность.